Доктор Брагин вернулся, чтобы победить

Каждому герою сериала «Склифосовский» в новом сезоне приготовили испытание

«Склифосовский» — это сериал, который стоит ждать, потому что он никогда не подведет ожидания. Его герои стали практически родными людьми, за событиями в их жизни зрители телеканала «Россия» следят внимательно, не теряя нити повествования, вот уже… седьмой сезон! Чтобы узнать, в чем секрет «долгожительства» фильма о жизни врачей из самого знаменитого медицинского учреждения страны – НИИ скорой помощи имени Склифосовского — наши корреспонденты отправились на съемочную площадку сериала, который снимает кинокомпания «Русское». И, знаете что? Они раскрыли этот секрет! Впрочем, обо всем по порядку…

Тайна железной двери

Съемочный павильон «Склифосовского» находится в Москве в нескольких минутах ходьбы от метро. И наверняка в толпе людей, которые с утра до вечера бегут мимо разбросанных по территории бывшего завода зданий — сотни поклонников доктора Брагина и доктора Павловой, героев любимого сериала. Но никто даже не догадывается, что именно здесь, на расстоянии вытянутой руки, пишется новая история «Склифа» — кипят страсти, плетутся интриги, рушатся судьбы, создаются семьи… И «выздоравливают» благодарные пациенты — под чутким руководством врачей. Да мы бы и сами никогда не поверили, что все это происходит за самой обычной железной дверью без особых «опознавательных» знаков. Осторожно открываем ее и… Вжух! Попадаем в современную, оборудованную по последнему слову техники, медицинскую клинику. Это примерно то же самое, что смотреть телевизор — и вдруг оказаться по ту сторону экрана, честное слово!

Нас просят отключить мобильные телефоны и быть предельно внимательными. Под ногами — столько проводов, что, засмотревшись по сторонам, рискуешь упасть или сломать что-то из дорогого оборудования. Или, как вариант — свалиться под ноги человеку с видеокамерой. Потому что операторы под ноги совсем не смотрят – только в камеру…

Почти что Достоевский

Нас ведут в святая святых – кабинет заведующей отделением неотложной хирургии Ирины Павловой. Но заходить в него нельзя – там идет репетиция очередной сцены, к съемкам которой вскоре приступят. Елена Яковлева, исполнительница роли Ирины Алексеевны Павловой, сидит на своем законном месте – в кресле завотделения. Ее «подчиненные», задействованные в следующей сцене — рядом, как и режиссер уже нескольких сезонов «Склифосовского» Юлия Краснова. Актеры читают сценарий «по ролям». Сцена очень интересная: главная медсестра Фаина — ее играет Ирина Основина — пытается манипулировать Ириной Павловой, ябедничая на других сотрудников, выгораживая себя и устраивая преференции… любимому мужчине доктора Павловой – Геннадию Кривицкому, которого играет Андрей Ильин. Она пытается «отмазать» его от дежурства в новогоднюю ночь. Настойчиво пытается. А когда, вроде бы, добивается этого — тут же приглашает Кривицкого провести новогоднюю ночь в ее компании. Ах, Фаина, Фаина!

— Приходите, мой муж уснет, а мы с вами посидим, кино посмотрим. Я зайца приготовлю!

— Какого еще зайца? – устало, а от того невозмущённо возмущается Кривицкий.

— Кролика, кролика в сметане! – хохочет Ирина Основина, идеальное воплощение медсестры: энергичная, деловая, вездесущая, подобострастная к вышестоящим и нетерпимая к нижестоящим… Ну, кто из нас не встречал таких дамочек в медучреждениях? Они всегда себе на уме, а вот что у них на уме – никому доподлинно не известно.

— А потом я говорю: «Вы мне дороги, Геннадий Ильич — как человек дороги! Родная вы моя душа!» И крещу его, — продолжает читать сценарий Ирина, и тут же спрашивает:

– Сразу крещу — или после реплики?

— Сейчас на месте все и решим! – говорит Юлия Краснова. — Прямо Достоевский какой-то!

Интриганка сезона

У Ирины Основиной – очень важная роль в новом сезоне. Ее героине, старшей медсестре Фаине, удалось разузнать, что операцию по пересадке донорского сердца возлюбленному Павловой — хирургу Геннадию Кривицкому — сделали, как раньше бы сказали, по блату. Ирина Алексеевна тогда сделала все возможное и невозможное, чтобы ускорить очередь на сложнейшую операцию. Конечно, это противозаконно, конечно, она ото всех скрывает этот факт. Но Фаина скрывать не намерена — разве что в обмен на небольшие уступки со стороны Павловой. И в итоге завотделением попадает в зависимость от медсестры, которая в любой момент может всем рассказать, на какие нарушения пошла ее начальница во имя любви. А что же сам Кривицкий? Счастлив ли Геннадий Ильич, избавившись от тяжелого и опасного недуга? Возможно… Вот только все чаще замечает, что он – теперь не совсем он, что вместе с донорским сердцем в него вселилась еще одна жизнь, совсем другого человека. Но разве этим открытием с кем-то можно поделиться? Кто его услышит — и не решит, что он тихо сходит с ума?.. А главное – как быть с любовью? Ведь найти подход к женщине, ради которой он готов на все, так и не удается…

— Геннадий Ильич, я слышала, у вас сегодня пластическая операция? – безобидно начинает реплику своей героини Елена Яковлева.

— Да, и мы с вами согласовывали эту операцию! – оправдывается Кривицкий перед своей начальницей и любимой женщиной.

— Это так, — отрезает Павлова. – Но хочу вам напомнить, что у нас — отделение неотложной хирургии, а не пластической. Если вам по душе пластическая – можете перейти туда!

И хлопает дверью перед лицом растерявшегося Кривицкого…

«День сурка» отменяется

После съемки сцены, в которой Павлова отчитала Кривицкого и все-таки обязала его выйти в ночное дежурство в новогоднюю ночь, режиссер объявляет технический перерыв. Это значит, что можно успеть задать пару вопросов кому-то из актеров. Первой освободилась Елена Яковлева, которая изумительно выглядит в белом приталенном халате.

— Елена, что ждет вашу героиню в седьмом сезоне? Зрители уже столько версий выдвинули!

— Раскрывать все интриги и тайны я, конечно, не буду. Скажу только, что нам всем невероятно интересно работать в этом проекте. Потому что с каждым сезоном наши персонажи обрастают какими-то историями, взрослеют, умнеют или глупеют…

— То есть, «день сурка», когда каждый сезон одно и то же, вам не грозит?

— Моему персонажу точно не грозит!