Никита Михалков сломал все традиции

На красной дорожке ММКФ не было ни жары, ни снега, ни президента фестиваля

Мы обычно привыкли, что Московский международный кинофестиваль (ММКФ) всегда проходит летом, в конце июня. Тополиный пух, жара и т.д. Но в прошлом году эта традиция была нарушена — из-за чемпионата мира по футболу, который проходил в нашей стране как раз в эти привычные для ММКФ сроки. Из-за этого фестиваля сдвинули на середину апреля. И все думали, что это одноразовая акция. Но президенту ММКФ Никите Михалкову настолько понравилось, что все артисты «под рукой»: не в отпусках и не в киноэкспедициях — что он решил сделать именно апрель постоянным временем проведения Московского международного кинофестиваля. Чему ни артисты, ни журналисты почему-то не обрадовались. Но обо всем по порядку…

Не зима, но и не лето

Открытие фестиваля по традиции проходило в театре «Россия». Почти от памятника Пушкину до самого входа в театр проложили красную ковровую дорожку. Фотографы, журналисты-репортеры и телеоператоры появляются здесь за два с лишним часа до начала церемонии, чтобы занять удобные для работы места. Для них действует строгий дресс-код: одежда должна быть черной или, на худой конец, темно-синей – чтобы представители СМИ ненароком не затмили артистов. Хорошо хоть пока обходится без смокингов и бабочек – обязательных для мужчин-журналистов, аккредитованных на Каннском кинофестивале (ну и женщины-журналистки — тоже соответственно во всем черном).

Что касается гостей фестиваля, то каких-либо ограничений ни по цвету, ни по фасону не было. Правила здесь диктовала только погода. И в этом году, в отличии от прошлого, повезло: хотя было не жарко — всего шесть или семь градусов тепла, но обошлось без дождей, и даже солнышко немного пригревало.

Закалка Климовой и «спасибо» Щербакова

Многие дамы в открытых нарядах надеялись быстро миновать красную дорожку и оказаться в теплом помещении. Но не тут-то было: у входа на дорожку образовалась небольшая звездная пробка, и многим пришлось ждать своей очереди, чтобы попозировать фотографам во всей красе.

Большинство артисток все же рискнули выбрать открытые наряды. Так, Кристина Асмус блистала в длинном белом платье с открытой спиной, а Екатерина Климова предпочла легкое шифоновое — и даже виду не показала, что ей, как минимум, прохладно.

— Нам, актерам, не привыкать! – с улыбкой успокоила нас Климова. – Очень часто на съемках бывает так, что зимой снимают лето, а летом – зиму. Так что сейчас еще не так холодно.

Борис Щербаков, впрочем, был другого мнения. Артист посетовал на то, что он привык бывать на фестивале летом, а потом добавил, шутя:

— Но спасибо, что не в январе!

Ирина Безрукова появилась на красной дорожке в строгом черном платье. И она была единственной, кто поинтересовался у журналистов, не замерзли ли они.

Мария Кожевникова для вечера выбрала пышное красное платье и синими бабочками и необычную прическу. Сначала могло показаться, что артистка решила обрезать свои длинные локоны. На самом деле стилисты просто подкололи ей волосы, сымитировав стрижку каре.

Некоторые были парами

Оживление у журналистов вызвало появление на красной дорожке семейной пары — Игоря Петренко и Кристины Бродской. Артисты очень редко вместе выходят в свет.

— Настроение сегодня у нас замечательное, — сказал нам Петренко. – Мы с супругой действительно не очень часто посещаем светские мероприятия — предпочитаем в свободное время быть с нашими детьми дома. Но сегодня с ними осталась бабушка, а мы вот — здесь.

Напомним, что у пары подрастают три совместные дочери: четырехлетняя София-Каролина, двухлетняя Мария и Ева, которой только-только исполнилось три месяца.

Екатерина Стриженова выбрала на дорожку костюм цвета фуксии. Телеведущая заметно постройнела – как стало известно, она сейчас строго следит за своим питанием и активно занимается спортом. На фестиваль ее наряжала старшая сестра – модельер Виктория Андреянова. Сопровождавший теледиву супруг – режиссер Александр Стриженов – был в строгом костюме и при галстуке-бабочке.

Юлия Меньшова прошлась по дорожке под ручку с мамой — Верой Алентовой. А Любовь Толкалина взяла собой 18-летнюю дочь Марию. Девушка, которая отличалась полнотой, очень сильно изменилась: так сильно похудела, что некоторые поспешили прокомментировать, что слишком уж исхудала. Но при ближайшем рассмотрении никакой болезненной худобы мы не заметили — Мария улыбалась и была явно довольна собой и своей фигурой.

Михалкову врачи разрешили… висеть!

В этот раз была нарушена одна историческая традиция ММКФ: Никита Михалков не встречал гостей в конце красной дорожки, как он неизменно делал на протяжении десятилетий. За несколько часов до начала церемонии Никита Сергеевич встретился с журналистами на традиционной пресс-конференции, и вышел он к представителям СМИ на костылях…